?

Log in

Криворукие во всём

Можно украсть куб, но умение красиво его ставить и правильно натягивать - украсть нельзя
(c) Георгий Албуров ‏
Было:

Валентина Матвиенко была комсомольский активисткой, запретившей как "порнографию" публичное исполнение балета Леонида Якобсона «Минотавр и нимфа», инспирированного скульптурами Родена:
«Комиссия при горкоме в составе трёх женщин, одной из которых была Валентина Матвиенко, не пропустила нимфу с минотавром… Да, смутные в то время были представления о порнографии у феминисток комсомольско-партийного розлива. Якобсон, по словам Аллы Осипенко, вышел из себя и кричал на них: „Да кто вы такие, чтобы запрещать! Что вы понимаете!“. Ошарашенные „культурологи“ того времени возмутились, как он разговаривает с женщинами. „Вы для меня не женщины“, — ответил им балетмейстер.» После хождения по инстанциям балет разрешил председатель ленинградского горисполкома А. А. Сизов, строитель по профессии.

Стало:
Валентина Матвиенко предложила проверять законы на предмет их соответствия национальным и историческим ценностям: «Любая национальная правовая система стабильна и эффективна только тогда, если в своих принципах, базовых нормах она является юридическим оформлением исторически сложившихся политических, экономических, социальных, культурных, духовно-нравственных ценностей конкретной страны, нации». России пытаются навязать правовые установки и подходы, «за которыми просматриваются иные, подчас чуждые нам ценности» – заявила она. По словам Матвиенко, экспертиза законов на предмет их соответствия историческим и национальным ценностям страны проводится и сейчас, но является необязательной и выполняется «по собственному усмотрению». «Думаю, надо закрепить такую экспертизу в Регламенте Совета Федерации в качестве обязательной составляющей нашей работы».

Сделать выбор

Удивительно, но даже в лагерях у человека была некая свобода выбора. Дедуля мой на Колыме сидел, рассказывал что не раз бывало, что когда выходили из лагеря на работы или возвращались назад, начальник конвоя из вредности или не знаю ещё по каким причинам, давал приказ идти колонной по 4. А они знали, что это - верная смерть для многих (какая-то там узкая и скользкая тропа была, насколько я понимаю) - кто упадёт, тому уже не подняться, сразу поймает выстрел ибо сход с тропы автоматически за побег расценивался. Так слочённость между людьми, которых вообще за людей не считали, была такая, что конвоиры могли на морозе полдня вокруг них бегать, и револьвером размахивать, и собак угрожать спустить - никто не двигался с места. И всегда заканчивалось тем, что начальник сдавался и давал приказ перестроиться по 2. Уж не знаю, чего там было больше: инстинкта самосохранения или силы общественного духа, но факт есть факт. В то же время самый минимальный выбор: подчиняться или нет, трогаться с места или нет - тоже присутствует. Это меня всегда поражало в Керсновской: она умудрялась делать выбор там, где казалось бы его нет и отстаивать свои права, которых, казалось бы тоже нет.

И НЭП впереди

Две недели полуболен, полусплю. Жизнь моя стала фантастическая. Так как ни писания, ни заседания никаких средств к жизни не дают, я сделался перипатетиком: бегаю по комиссарам и ловлю паек. Иногда мне из милости подарят селедку, коробку спичек, фунт хлеба — я не ощущаю никакого унижения, и всегда с радостью — как самец в гнездо — бегу на Манежный, к птенцам, неся на плече добычу. Источники пропитания у меня такие: Каплун, Пучков, Горохр и т. д.
Начну с Каплуна. Это приятный — с деликатными манерами — тихим голосом, ленивыми жестами — молодой сановник. Склонен к полноте, к брюшку, к хорошей барской жизни. Обитает в покоях министра Сазонова. У него имеется сытый породистый пес, который ступает по коврам походкой своего хозяина. Со мной Каплун говорит милостиво, благоволительно. У его дверей сидит барышня — секретарша, типичная комиссариатская тварь: тупая, самомнительная, но под стать принципалу: с тем же тяготением к барству, шику, high life'y. Ногти у нее лощеные, на столе цветы, шубка с мягким ласковым большим воротником, и говорит она так:
— Представьте, какой ужас,— моя портниха...
Словом, еще два года — и эти пролетарии сами попросят — ресторанов, кокоток, поваров, Монте-Карло, биржу и пр. и пр. и пр.
Кореней Чуковский, 2 января 1920 года

via mikrob33
В Москве эту тактику (у нас все площадки заняты под другие мероприятия) очень хорошо отработали на "Архнадзоре" в своё время.



Кратко

Когда моральная планка валяется на полу, национальным видом спорта становится подползание под лежащую планку.

(с) taurus_ek

Гранит науки

Оригинал взят у lilasbleu в Laurette, 16 ans
Выпускница лицея в 1949 году позирует на учебниках, книгах и словарях, что она сохранила за все время обучения.

1949 - Laurette, 16 ans, passe son bac. Élève au lycée Fenelon à Paris, elle pose sur tous les livres de sa vie scolaire qu'elle a gardé depuis les plus petites classes.

books

Вообще-то Иван Грозный вез своего больного сына в больницу в Санкт-Петербург. Но все напрасно - город тогда ещё не начали строить, Петр I подвёл царя и ещё не родился... А вообще надо было самолетом лететь - глядишь, и спасли бы сына!

Тут вспомнилось незабвенное: Иван Грозный сидел на крыльце своего дворца в Коломенском и задумчиво глядел на проплывающие по Москва-реке пароходы...


via

Цитата дня

...в России прогрессивная шкала налогов недопустима
В. В. Путин



via romashkovoo

Profile

Amalie von Schintling
vik_kis
vik_kis

Latest Month

August 2016
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com